Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

конное

Прекрасное )

Как душевно написано и как все знакомо! Не удержусь и сохраню себе - я лучше не расскажу, а сколько таких у меня было... и есть )

"Цирк с конями им. Кушнир О.И.

Каждый раз я забиваю на конину, а потом еще больше забиваю, малодушно помня о том, как весело вводить его в работу. Но надо. Эх.

Вчера я принесла седло и показала Арзамасу.
"Што это такое?", - подозрительно осведомился сей могучий лошадиный отрок восьми лет, которому ветеринар прописал работать и побольше, но отрок, услышав подобное, не очень обрадовался. Я к слову тоже не очень обрадовалась, я очень расстроилась, потому что ездить на Романе - это отдельный вид мазохизма и вообще.
Короче, две недели я грустила, а лошадь гулял, потому что грунта не было. Но вчера грунт был. И поэтому я принесла седло.
"Што это такое?", - повторил конь, когда я принесла еще и уздечку.
Не стала ничего объяснять. В процессе вспомнит. Приодела лошадку, вздохнула, полезла наверх.
Роман был подавлен. Он каждый раз надеется, что если вот не седлали пару недель - то все, вообще больше не будут, наконец-то поняв, что священное животное слишком прекрасно для всей этой фигни, оно должно только гулять и радовать взор. А тут такое. Вспомнили. Да еще и вытащили на плац где в качестве грунта восхитительная грязь со льдом. Под ноги конь посмотрел с крайним неодобрением, расстроился окончательно и решил выразить свои претензии. Тем более что произошло событие, которое всегда лишает коня душевного равновесия: около плаца стоял мужик.
"Я не могу когда он смотрит, скажи ему чтобы не смотрел", - хмуро сказал мне конь.
"Иди в жопу", - лаконично ответила я, потому что задрал меня этот хмырь своим подозрительным отношением к окружающему миру.
"Все равно не могу. А еще там за забором машина приехала и тоже смотрит, она ждет, когда я ослабею от непосильной работы и тогда набросится и сожрет", - шла вторая минута первого шага и конь почти обессилел.
"Сейчас ты меня окончательно доведешь и я продам тебя Ашоту", - я не знаю почему, но когда я говорю коню, что продам его мистическому Ашоту, то конь очень пугается. Выяснила случайно и теперь всегда держу этот козырь в рукаве. Когда ничего не помогает - вспоминаю про Ашота и конь резко сбавляет обороты, становится задумчивым.
Угол, где машина, он все равно проходил лицом в этот угол, делая прекрасный траверс. Потом вспомнил, что месяц назад скандалил на тему "я не умею траверс", а сейчас так глупо палится, и принял простое как палка решение - скакать из угла галопом. На все вопросы отвечал "я просто нас спасаю, смотри, машина уже почти кинулась".
Пока конь развлекался я была занята - переставляла его ноги чтобы мы не упали. Роман регулярно забывает ногами шевелить в нужной последовательности и если не делать это вместо него - мы рухнем. Под ногами грязь и мне туда не охота нырять, поэтому вот так. Через какое-то время мне надоело.
"Либо ты ведешь себя нормально, либо мы навсегда поссоримся", - угроза нешуточная, конь испуганно притих. Навсегда ссорится он не хочет, кто ж его тогда будет сухарями кормить.
"Ладно. Но ты смотри за мужиком и машиной, если что - сразу говори", - на том и порешили.
Оставшиеся минут двадцать Роман вел себя как большой и даже почти не спотыкался об лужи. И галопа целый круг осилил. Это было непросто, но мы справились, мы отличная команда.
Дома Арзамас сиял как медный пятак. "Правда я молодец?", - самодовольно спрашивал он, пихая голову мне под руки. "Да, конечно милый, ты молодец", - я пыталась понять, с какой стороны мне больше свело ногу и где сильнее замкнуло тазобедренный - сорок минут держать ногами, балансировать и выруливать много кило развеселой конины, щелкающей клювом по сторонам и не смотрящей под копыта - это вам не щи лаптем хлебать, там даже у меня мышцы кончаются. Но конь действительно молодец, на мужика же он не прыгнул с разбега и от машины спасался аккуратным манежным галопом, хотя мог и что-нибудь интереснее изобразить.
Так что помыла животное от грязи, потрепала за щечку румяную и выдала сахара в зубы. Первое занятие после перерыва - полет нормальный, осталось пережить еще недели полторы лошадиных страданий - и будет у меня почти нормальный конь."
стихи

Из того, что я тебе сказал, я соврал почти всё.

Кто имел дело с "нарциссами", тот поймет...

Перевод замечательного текста Лаки Оттер "Письмо из истинного "Я" нарцисса".

Перевод: Ольга Попова, врач-психотерапевт.

Моя дорогая жертва, из того, что я тебе сказал, я соврал почти все.

И я не жалею об этом. Я не могу сопереживать тебе.

В свое оправдание я скажу, что слишком рано стал нарциссом, поэтому у меня никогда не было возможности развить свою совесть, свою способность чувствовать раскаяние или сочувствие к тому, кому я причиняю боль.

Тем не менее на интеллектуальном уровне я понимаю, что это неправильно. Я просто не чувствую твоей боли. Иногда я хотел бы почувствовать, но не могу.
Collapse )
стихи

...

И ты, вероятно, спросишь: какого лешего?
А я отвечу пафосно: было нужно.
Ну, в общем, кажется, звали его Иешуа,
Мы пили красное поздней ночью из чайных кружек.

И он как-то очень свежо рассуждал о политике
И все твердил: мол, нужна любовь и не надо власти.
И вдруг сказал: "Ты уж не сочти меня нытиком,
Но я устал, понимаешь, устал ужасно.

Стигматы ноют от любых перемен погоды,
И эти ветки терновые к черту изгрызли лоб.
Или вот знаешь, летом полезешь в воду,
И по привычке опять по воде - шлеп-шлеп...

Ну что такое, ей-богу, разнылся сдуру.
Что ж я несу какую-то ерунду?!
... Я просто... не понимаю, за что я умер?
За то, чтобы яйца красили раз в году?

О чем я там, на горе, битый день долдонил?
А, что там, без толку, голос вот только сорвал.
Я, знаешь ли, чертов сеятель - вышел в поле,
Да не заметил сослепу - там асфальт.

И видишь ведь, ничего не спас, не исправил,
А просто так, как дурак, повисел на кресте.
Какой, скажи, сумасшедший мне врач поставил
Неизлечимо-смертельный диагноз – любить людей?"

Он сел, обхватив по-детски руками колени,
И я его гладила по спутанным волосам.
Мой сероглазый мальчик, не первый ты, не последний,
Кто так вот, на тернии грудью, вдруг понял сам,

Что не спросил, на крест взбираясь, а надо ли?
(У сероглазых мальчиков, видимо, это в крови).
... А город спит, обернувшись ночной прохладою,
И ты один - по колено в своей любви.

© Алина Кудряшева